@Mail.ru
Среда 12 декабря 2018
Войти Регистрация

Вход в Ваш кабинет

Имя пользователя *
Пароль *
Запомнить вход

Регистрация

Поля, помеченные звездочкой (*) обязательны.
Имя *
Имя пользователя *
Пароль *
Поворить пароль *
E-mail *
Проверить E-mail *
Проверочный код *
Reload Captcha
Историко-эволюционные аспекты экономической деятельности казачества Юга России

В статье рассмотрена историческая эволюция экономического развития казачьих войск Юга России. Показано возникновение и степень заимствования товарно-денежных отношений казачьих окраин у основной метрополии.

Раскрыт преимущественно общинный способ экономических отношений в казачьей среде. Создание благоприятных экономических условий казачества дореволюционной России увязано с высокой долей государственной поддержки. С этих позиций доказано необходимость максимально активного использования современным казачьим обществам законодательных актов России связанных с поддержкой предпринимательства с возможностями последующей дезинтеграции в более традиционные формы казачьей экономической жизни

Ключевые слова: казачье войско, казна, община, денежные вознаграждения, бизнес

The article describes the historical evolution of economic development of the Cossack armies of the Russian South. Shows the appearance and the extent of borrowing of the commodity-money relations of the Cossack outskirts of the main metropolis. Exposed mainly community method economic relations in the Cossack environment. Creation of favorable economic conditions of the Cossacks in pre-revolutionary Russia linked to the high proportion of state support. From these positions proved the need for the most active use of modern Cossack societies legislative acts of Russia-related business support with the possibilities of further disintegration in more traditional forms of Cossack economic life

Keywords: Cossack army, the Treasury, the community, cash rewards, business

Исторически основными видами деятельности казачества с момента его возникновения, а это XIV век являлась рыбная ловля, охота, сопровождение почтовых грузов и торговых караванов, охрана бродов, позднее виноградарство, а также прибыль в виде трофеев так называемое «молодечество». Что касается сельского хозяйства то казаки не только обрабатывали землю, но издавали ее в аренду [6].

Деньги в это время были широко известны и конечно использовались казаками, но очень редко и лишь в крупных местах торговли, таких как Тюмень в низовьях Терека, а в быту преобладал товарообмен. Металлические монеты были в ходу на Кубани уже со времен правления князя Олега Святославовича в Тмутаракани. После смерти Ярослава Мудрого начинается время раздоров между княжествами и чеканка монет приостанавливается. Возобновляет ее Дмитрий Иванович Донской в 1380 году и использует монгольское название «данг», которое позднее преобразовывается в «денг», деньги. Почти одновременно возникает три центра чеканки Москва, Нижний Новгород и Рязань, где казаки появляются в моментах общения с рязанцами [5].

На лицевой стороне этих монет изображался человек с саблей. Так же известны несколько монетных находок в низовьях Терека относящихся к XV веку: это монеты Мустафы бен Гияс - ад Дина, датированные 1429 - 1466 годов (И.Д. Попко). Казаки, как и все войны, возвращаясь из похода, брали самые ценные и не большие по объему вещи монеты, драгоценные металы, украшения. Есть пример, когда донцы возвращались из Франции после боев с Наполеоном, все были увешаны часами. Казаки выяснили, что часы, по все и объему меньше чем количество монет, которые они стоят и массово приобретали часы, для дальнейшей их продажи.

Во времена правления Ивана III Калиты на Руси начинает формироваться вид землепользования поместье - это неотчуждаемая земельная собственность, обусловленная службой правителю. Первые упоминания о подобном землевладении относятся к 1328 году [5].

Записей о том, чтобы за подобную службу землей наделялись жители казачьих территорий не обнаружено, хотя в 1380 году во время Куликовской битвы казаки выступают уже организованной силой на стороне Дмитрия Донского.

В отличие от донских казаков у гребенских не было единого центра, им выступала та станица, в которой проживал войсковой атаман. Атамана выбирал войсковой круг (все казаки реки). Сведений о войсковой казне у гребенцов не наблюдается, возможно, что на этапе формирования войска добытое имущество или прибыль, полученная от земли, либо плата, оказываемая за воинские услуги, сразу делилась поровну. Но, безусловно, казна сформировалась, только сложно сказать в каком историческом промежутке [1].

Отдельным экономическим субъектом выступает и казачья семья, права которой и защита частной собственности гарантируется кругом. Войсковой круг так же обеспечивал безопасность от внешних угроз.

Вопросы внутреннего устройства, разрешение споров, наказание за проступки осуществлялись с помощью гражданских институтов, таких как суды, советы стариков и сходы. На круге также могли разрешаться такие вопросы.

Решения о походах казаки принимали сообща и если считали дело не выгодным, могли отказать в предоставлении своих услуг как казакам из других войск, так и всем остальным [2].

В качестве примера можно привести случай отказа идти на «государеву службу» в 1628 году, ссылаясь на невыплату им жалованья за прошлые годы. Этот пример говорит еще и о том, что казаки могли вести долговые записи, хотя ни одного источника не сохранилось. Нет сведений и о том, что во время народных возмущений сжигались книги с долговыми записями, как это делали запорожцы на Украине и в Польше, скорее всего это связано с тем, что кредитные отношения были только во внешних экономических связях.

Еще одним субъектом экономики казаков можно выделить военную экспедицию. Она, как правило, была многолетняя. Возглавлял ее либо выбираемый походный атаман (Азовский поход Петра I 1695 год, походным атаманом «всего войска» был Федор Киреев), либо действующий войсковой атаман. Обязательства перед кругом она несла только справедливым разделом имущества, по возвращению. Единовременно могло быть несколько экспедиций отправившихся в разные направления. Конечно, экспедиция не обладает признаками современной фирмы и организации, но у нее появляются дополнительные функции в отличие от войска и казачьего домохозяйства, Войско это всего лишь территория, так сказать субъект Российской империи, либо самостоятельная республика (атаманство), а экспедиция, казаки называли ее станица (военный отряд), обретает уже другие свойства. Кроме того, что этот военный отряд должен был достичь цели, поставленной кругом, он мог еще и самостоятельно принимать решения во время похода. Решения могли приниматься о торговле или обмене с другими народами, о заключении союзов с какими-нибудь племенами или обложению их налогами (поход Ермака), о постройке временной крепости, покупки или постройки судов и многое другое.

Итак, в древних казачьих социальных группах выделяется три субъекта экономических отношений, это войско, экспедиция (краткосрочный или долгосрочный проект) и казачья семья. Проследим, как они будут развиваться в процессе интеграции в Российскую империю.

На первое  место в системе экономических отношений было поставлено казачье войско, поскольку именно оно в силу тех функций, которые оно стало выполнять в момент образования  Российской империи, обусловливало особенности формирования финансово - правовых и организационных форм хозяйствования, причем хозяйствования, имеющего ярко выраженный военный характер. Переход казачьего войска под патронаж императорской власти вызвал к жизни большой круг вопросов, связанных с централизацией управления казаками по своему содержанию и в то же время сохранения множества исторически обусловленных форм казачьей жизни. Интересными в этой связи представляется прямая и обратная вертикали взаимодействия императорских институтов власти и казачьей территории. Признание казачьими общинами первенствующей роли императорской власти предопределило определенный набор «прав и обязанностей» казачества. К числу таких прав, несомненно, следует отнести получение статуса особенного сословия, стоящего на страже интересов империи. Это означало на практике необходимость выполнения казачеством важных функций, связанных с охраной пограничных рубежей страны, с участием в различных военных операциях, с выполнением функций  по поддержанию внутри − политической стабильности. 3 Долгое время, фактически до начала 19 века, особенностью казачьего войска была практически полная ориентация на военную службу, что самым серьезным образом сдерживало ведение хозяйственной жизни, поскольку мужское население, начиная с отрочества и заканчивая уже старческим возрастом, всегда находилось при оружии [7].

В 19 веке казачество было освобождено от пожизненной службы. Срок службы казаков был сокращен до 3−4х лет, а затем ещё в течение 7−10 лет они должны были проходить месячные военные сборы в лагерях каждый год. Высвободившееся время мужская, и самое главное трудоспособная, часть казачества теперь могла заниматься хозяйственной деятельностью, хотя еще долгое время (несколько десятков лет) казаки достаточно пассивно относились к тем возросшим трудовым возможностям, которые у них появились.

Долгая, можно сказать, вековая привычка казачества нести государственную службу приучила их к мысли посвятить свои интересы интересам государства. Нельзя сказать, что государство в полном объеме в императорской России приняло на себя все заботы об устройстве  экономического и хозяйственного быта казаков, но и нельзя отрицать его широкого вклада [4].

Хозяйственный быт казачества (особенно терского)  сформировался намного раньше и без участия центральной власти, но, тем не менее, в императорской России казачеству жаловалась земля, вода, давались различные льготы, уменьшалась тяжесть повинностей, оказывалась целевая помощь в отдельных хозяйственных начинаниях. Более того законодательными актами (например, актом 1888 года) контрольные функции передавались на местный, территориально – войсковой уровень. Именно самостоятельность (относительная) казачьего войска считалась в императорской России важнейшим залогом успешного экономического развития.

Более того именно приоритет казачьего войска, базирующийся на общественном строе при незначительной личной собственности на важнейшие жизненные блага, определял более или менее равномерный характер формирования доходов. Однако значительная часть доходов уходила на платежи и натуральные повинности. Наиболее значительные финансовые затраты были необходимы для снаряжения казачества на военную службу. Это снаряжение включало в себя покупку строевого коня, имеющего высокую цену, холодного оружия, комплектов необходимого снаряжения и обмундирования. Как правило, эти финансовые затраты существенно превышали годовой доход  даже среднезажиточных казаков и существенно сказывались на экономическом положении домохозяйств, не позволяя вкладывать накопленные денежные средства в деловой оборот. В результате этого значительная часть казачьих семей (цифры колеблются от 28 до 38%) не могла самостоятельно снарядить на службу посланца и была вынуждена прибегать к помощи общественных (станичных) средств. В принципе такие средства у казачьих войсковых общин всегда имелись, несмотря на огромные отличия, связанные с уплатой платежей и иных повинностей терскими казаками по сравнению с жителями средней полосы России. Речь шла об освобождении от абсолютного большинства государственных налогов, в том числе поземельного, подушной подати, других  платежей. Более того в казачьих общинах не существовало деления налогов на виды, хотя в некоторых станицах для удобства их делили на конкретные группы, а именно:

а) земские – платежи на содержание постов, пунктов здравоохранения, образования продовольственных капиталов, образовательные нужды;

б) общественные – платежи на содержание станичных органов власти, канцелярские расходы, пожарные службы, содержание религиозной составляющей, прочие расходы;

в) смешанные – платежи на ремонтные работы зданий и дорог, на почтовые расходы.

Чаще всего собранные суммы имели превышение доходов над расходами и пополняли станичные капиталы. Пополняли станичный капитал и такие виды доходов, как исполнение различных общественных работ по нарядам, прежде всего связанных с охранной населенных пунктов, сдачи в наем излишнего квартирного фонда, сдачи земель под пастбища или другие виды сельскохозяйственных работ. В целом, оценивая всю тяжесть налогового давления на терское казачество в конце 19  начала 20 века с налоговым давлением на крестьян средней полосы России, большинство исследователей склоняются к мысли, что последние несколько раз имели меньше источников покрытия платежей и своих потребностей (например, размер земельных наделов) уплачивают существенно большой объем налогов. На такое положение практически не влияла такая разница в средней урожайности земельных наделов.

Причем уменьшение сроков отбывания воинской повинности, особенно в предреволюционные годы, а также развитие хозяйственной жизни привели еще к большему уменьшению налогового давления на терское казачество и действительно выводили его в привилегированное в экономическом отношении положение. Однако эти преимущества надо было регулярно использовать и показывать на практике. И здесь все  складывалось далеко не так однозначно, поскольку огромное воздействие на казачий экономический уклад оказывали капиталистические производственные отношения. Они активно вторгались в общинный характер казачьей экономики, довольно сильно размывая сословные перегородки, формируя рынок земли, аренду, затрагивая систему  паев.

Тем не менее, законодательные,  исторические, духовные традиции казачества в значительной степени сдерживали указанные процессы, да и само казачье землепользование ещё не утратило всех своих возможностей. Несмотря на тенденцию ретроспективного ухудшения экономического положения, сохранение совокупности льгот, материальное положение казачества в своем большинстве оставалось довольно благополучным, а главное не столько стабильным, сколько устойчивым, позволяющим более или менее адекватно реагировать на краткосрочные, а в ряде случаев и долгосрочные вызовы времени. Указанный уклад хозяйствования в казачьей общине базировался на ряде принципов, которые как раз и вступили в противоречие с капиталистическими преобразованиями. Огромную роль в этом отношении играло церковное православное мировоззрение, которое являлось одним из стержней казачьей жизни. К их числу следует отнести:  

а) приоритет духовно − нравственных аспектов хозяйственной деятельности;

б) ориентация хозяйственных единиц и их системных образований на замкнутость, самодостаточность, самоудовлетворенность;

в) наличие навыков, связанных с  самоограничением материальных  благ;

г) отрицание наращивания потребительской активности посредством наращивания объема и видового многообразия товаров и услуг и выбор в пользу приоритета самодостаточности;

д) трудовой характер хозяйствования, когда воспроизводственный процесс  направлен не на максимальную ситуацию прибыли и капитала, а на обеспечение выполнения всей совокупности трудовых функций;

е) появления собственности и ее наращивание является функцией труда, а не капитала, причем капитал, отдаваемый в рост, рассматривался как паразитический;

ж) трудовая производственная демократия как самобытная особенность организации труда и производства;

з) существенная роль моральных форм стимуляции труда.

Внедрение же западных экономических схем хозяйствования встречало, таким образом, сильное противодействие со стороны широких слоев населения, включая высший эталон власти (о чем свидетельствует ряд неудачных реформ П.А Столыпина, а еще раньше Витты). Западные экономические идеи, базирующиеся на протестанских индивидуалистических принципах, были и продолжают ориентироваться на жесткую конкуренцию, индивидуализм и эгоизм, а также на отлаженную иерархо-бюрократическую организацию, необходимую при наличии отстрой конкуренции. Эффективный и качественный труд мотивируется резким преобладанием материальных интересов. При возникновении такой экономической модели на ее развитие огромное влияние оказывали ростовщичество и предпринимательство в условиях высокой плотности проживания населения при остром дефиците экономических ресурсов, с последующим использованием «плодов» колониальных захватов.

Стоимость продукции здесь рассматривается через призму капитала, как и земля. Труд же занимает здесь далеко не первое место. Более того капитал, значительную часть стоимости которого занимает неоплачиваемый труд, является важнейшей составной частью потребительских цивилизаций. Отсюда и различное отношение к деньгам и богатству в традиционной казачьей среде и в западном их понимании. Западные цивилизации жестко увязывают понятие свободы к уровню покупательной способности потребителя, а само богатство протестантская этика рассматривает как благословление Бога, а богатых в качестве избранников божьих, а бедные слои населения рассматриваются как те, которые Бог не любит и не благословляет. В казачьей же среде к богатству и накопительству всегда относились настороженно и с большим подозрением.

В казачьем сознании были прочны идеалы нестяжательства, хотя это и означало склонности к бесплатному выполнению работы, за которую полагалось справедливое вознаграждение. Преобладание же моральных форм вознаграждения за труд над материальными не указывало на уравнительное распределение, а наоборот резко уменьшало. Более того, даже сейчас, когда проходит возрождение казачества, прежде всего в виде казачьих обществ, они относятся к некоммерческим организациям, которые не ставят перед собой в качестве основное и получение и распределение прибыли. Основная деятельность казачьих общин – это общность интересов в целях возрождения российского казачества защиты его прав традиционного образа жизни, хозяйствования и культуры.

Казачьи общества могут осуществлять и предпринимательскую деятельность, хотя поучение прибыли не является здесь самоцелью, а выступает как дополнительный источник финансирования основной деятельности, как средство возложенной на них миссии. Вместе с тем нельзя сбрасывать со счета и диалектику исторического развития и вряд ли возможно говорить о полноценном восстановлении казачьей экономики, которая была сто лет назад. Сейчас, особенно на практике очень тяжело отличать казачью экономику от не казачьей, поскольку в стране действуют одни и те же законы поддерживающие рыночные отношения нельзя в современных условиях сводить казачью экономику только к сельскому хозяйству, поскольку изменилась и демографическая ситуация и резко возрос удельный вес населения проживающего в городах. Последнее предполагает крупную реорганизацию  экономической жизни казачества, которые к тому же находятся в периоде бифуркации (неопределенность), когда по старому хозяйствовать нельзя, а по новому еще не известно [3].

 Период бифуркации характеризуется высокой степенью уязвимости любого субъекта экономики от внешних воздействий, что связывается на выбор сценариев хозяйственного развития. Любой сценарий предполагает поиск и активное использование соответствующих источников формирования имущества, причем не только денежной, но и иных формах. Как правило, это регулярные и единовременные поступления от членов казачьих обществ, добровольные и имущественные взносы и пожертвования, целевые поступления от юридических и физических лиц.

Существенно меньшую роль играют выручка от реализации товаров, работ и услуг поступления в виде дивидендов по ценным  бумагам, вкладам в банках, доходы, получаемые от сдачи уже имеющегося у казаков имущества или его реализации. Увеличение эффективности хозяйствования видится в одновременном росте доходов от предпринимательской деятельности, а также мер финансового характера в рамках государственной политики поддержки казачества, мелкого и среднего бизнеса. С этих позиций  достаточно перспективным считается первоначальное создание и на базе первичных казачьих обществ казачьих хозяйств в форме индивидуального и коллективного предпринимательства. Малое предпринимательство пользуется государственной поддержкой и установленной системой льгот. Затем, казачьи хозяйства, сформированные на территории первичных казачьих обществ, могут объединяться в различные некоммерческие партнерства, агропромышленные казачьи кластеры и использовать уже преимущества кооперации и общинных форм хозяйствования. 

А. Б. Печников. А.И.БЕЛОУСОВ

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Виноградов В. Б. Российскость как парадигма северо-кавказского историко-культурного единства в составе России. // Российскость в истории Северного Кавказа. – Армавир, 2002.-С.3-11.
  2. Голованова С. А. Казачество как идея и как идеал. // Из истории и культуры линейного казачества Северного Кавказа: материалы V Международной Кубанско-Терской конференции. / Под ред. В.  Б. Виноградова, С. Н. Лукаша. Краснодар; Армавир, 2006. – С. 17-18.
  3. Ключевский В. О. Русская история – М.: Эксмо, 2007. – 912 с.:
  4. Лукаш С. Н. Казачеств Юга России: от традиции к инновациям: монография. – Майкоп: ОАО «Полиграф-Юг», 2012. – 480 С.
  5. Орлов Б. Л. Казачьи хозяйства как особая форма предпринимательства. V Международная научно-практическая конференция: «церковь и казачество: соработничество на благо Отечества», 2015год с. 302-303
  6. Ржевусский А. А., Е. Д. Максимов.  – М.: Вече, 2014. – 400 с.: ил. (История казачества)
  7. Ткаченко Д. С., Т. А. Колосовская Военно-политическая история Северного Кавказа XVI-XIXвв.: факты, события, люди-Ставрополь: Изд-во СГУ, 2009.-291с.,

Печников Александр Борисович

Атаман Ставропольского городского казачьего общества

Pechnikov Alexander B.

Ataman of the Stavropol city Cossack society

Белоусов Анатолий Иванович

ФГАОУ ВПО «Северо-Кавказский федеральный университет», г. Ставрополь

Доктор экономических наук, профессор кафедры бухгалтерского учета и налогообложения

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Belousov Anatoly Ivanovich

FGAOU VPO «North-Caucasian Federal University», Stavropol

Doctor of Economics, Professor, chair of accounting and taxation

E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Прочитано 1675 раз

Оставить комментарий

Убедитесь, что Вы ввели всю требуемую информацию, в поля, помеченные звёздочкой (*). HTML код не допустим.