Апелляция областного суда оправдательный приговор практика

Советы опытных юристов по теме: "Апелляция областного суда оправдательный приговор практика". Если нужна дополнительная консультация - обратитесь к дежурному специалисту.

Апелляция областного суда оправдательный приговор практика

Видео (кликните для воспроизведения).

Саратовский областной суд

Режим работы суда

Телефоны для справок

22-30-05 — приемная суда

22-77-73 — отдел по обеспечению рассмотрения гражданских и административных дел

22-77-74 — отдел по обеспечению рассмотрения уголовных дел (первая инстанция)

22-77-94 — отдел по обеспечению рассмотрения уголовных дел (апелляционная инстанция)

22-77-47 — отдел по обеспечению деятельности президиума суда

22-77-93 — отдел делопроизводства

Этот раздел будет наполняться обзорами и обобщениями судебной практики по различным категориям гражданских, уголовных дел, дел об административных правонарушениях, рассматриваемых в судах области. Работа по подготовке обзоров и обобщений судебной практики ведется судьями областного суда на постоянной основе. Подготовленные обзоры используются при проведении регулярных занятий с судьями районных (городских) судов , мировыми судьями области .

В разделе публикуется электронная версия журнала «Судебный вестник», данные судебной статистики и некоторые внутренние документы суда.

Апелляция подтвердила оправдательный приговор

Напомним, 5 июля Октябрьский районный суд Белгорода полностью оправдал отстраненного от должности начальника Управления экономической безопасности и противодействия коррупции УМВД России по Белгородской области Сергея Бутяйкина, которому были предъявлены обвинения по ст. 289 УК РФ «Незаконное участие в предпринимательской деятельности», а также по ч. 6 ст. 290 УК РФ «Получение взятки».

Рассмотрев дело, суд первой инстанции пришел к выводу, что государственным обвинением не представлено ни одного объективного доказательства, достоверно подтверждающего вину Сергея Бутяйкина в совершении инкриминируемых ему преступлений, и приговорил оправдать его. Комментируя тогда решение суда, защитник полицейского Ерлан Назаров рассказал «АГ», что изначально следственные органы никак не могли определиться, какое именно преступление совершил его подзащитный: одни и те же действия квалифицировались то по одной статье Уголовного кодекса РФ, то по другой, то по третьей.

Как и ожидала защита, сторона обвинения не согласилась с таким решением суда и обжаловала приговор. Представления были поданы двумя прокурорами, участвовавшими в судебном разбирательстве, – представителями Орловской и Белгородской региональных надзорных ведомств.

Как сообщил адвокат Ерлан Назаров, доводы государственных обвинителей свелись к нарушению судом, по их мнению, норм процессуального права, а также к собственной интерпретации и переоценке исследованных доказательств. Прокуроры настаивали на отмене приговора и направлении уголовного дела на новое рассмотрение. Защита, в свою очередь, представила в суд объемные аргументированные возражения.

Адвокат рассказал, что суд апелляционной инстанции скрупулезно и всесторонне выяснял позиции сторон, обоснованность аргументации доводов обвинения и защиты. Немало вопросов, порой неудобных, было адресовано и автору апелляционного представления, и оправданному. «В частности, представитель гособвинения пояснил суду, что он не входил в оценку процессуальных решений, которые принимались в отношении Сергея Бутяйкина на стадии предварительного расследования, когда одни и те же инкриминируемые ему действия квалифицировались по разным статьям уголовного закона – как мошенничество, как превышение должностных полномочий, как взятка и т.д., но поддерживал то обвинение, которое было утверждено полномочным надзирающим прокурором», – сообщил Ерлан Назаров, который по этому поводу выразил в суде сожаление, что его процессуальный оппонент не вспомнил о таком своем праве, как отказ от обвинения, не нашедшего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

В своем выступлении адвокат детально остановился на доводах апелляционных представлений, полагая их надуманными и несостоятельными, противоречащими обстоятельствам, установленным в суде первой инстанции.

По результатам апелляционного рассмотрения уголовного дела судебная коллегия Белгородского областного суда оставила приговор без изменений, а представления прокуроров – без удовлетворения.

По сообщению Ерлана Назарова, сторона защиты намерена теперь добиваться реабилитации и восстановления нарушенных прав Сергея Бутяйкина.

Апелляция отменила оправдательный приговор, основанный на показаниях адвоката потерпевшего

Саратовский областной суд представил на своем сайте обзор причин отмены и изменений приговоров районных и городских судов региона по результатам анализа апелляционной практики за четвертый квартал 2014 года.

В обзоре анализируется нарушение требований уголовно-процессуального закона, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, неправильное применение уголовного закона. Также разбираются несправедливо вынесенные приговоры.

Рассматривая одно из дел, облсуд отмечает, что оправдательный приговор, постановленный с использованием доказательств, полученных с существенным нарушением требований уголовно-процессуального закона, является незаконным.

Приговором Энгельсского районного суда от 27 июня 2014 года сотрудники УФСКН Г., С. и Б. оправданы по предъявленному обвинению в совершении преступления по п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) на основании п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ.

Постановляя оправдательный приговор, суд сослался на представленное стороной защиты заключение специалиста в области судебной медицины. Между тем из материалов дела следовало, что специалист в области судебной медицины не участвовала в уголовном судопроизводстве в качестве специалиста в порядке, определенном статьей 168 УПК РФ, и не давала заключения в порядке, предусмотренном ч. 3 ст. 80 УПК РФ.

Из протокола судебного заседания и заключения специалиста было видно, что исследование проведено специалистом после окончания предварительного следствия по уголовного делу, в период рассмотрения дела судом, на основании обращения адвоката и заключенного с ним договора, то есть вне рамок уголовного судопроизводства и без соблюдения требований уголовно-процессуального закона. Заключению специалиста в области судебной медицины суд не дал оценки по правилам ст. 88 УПК РФ и использовал при постановлении оправдательного приговора как доказательство, полученное с нарушением требований уголовно-процессуального закона.

Кроме того, сославшись на заключения судебно-медицинского эксперта и дополнительное заключение этого же эксперта в подтверждение своих выводов об образовании у потерпевшего телесных повреждений при иных обстоятельствах, нежели изложенных в обвинительном заключении, суд не учел, что выводы этих экспертиз подтверждают возможность образования у потерпевшего телесных повреждений в период времени, указанный в обвинительном заключении. Помимо этого судом не дано надлежащей оценки выводам, изложенным в дополнительном заключении судебно-медицинского эксперта в части периода времени возможного образования повреждений.

Читайте так же:  210 тысяч вместо земельного участка

Из протокола судебного заседания также следовало, что суд, нарушив требования п. 2 ч. 3 ст. 56 УПК РФ, допросил в качестве свидетеля и сослался в приговоре на показания адвоката С., который оказывал юрпомощь потерпевшему, о том, что он не видел телесных повреждений у потерпевшего, а последний не сообщал о применении в отношении него насилия сотрудниками УФСКН, как на доказательство, опровергающее показания потерпевшего.

При таких обстоятельствах приговор суда был отменен, а уголовное дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

С полным текстом обзора Саратовского областного суда о причинах отмены и изменения приговоров районных (городских) судов Саратовской области по результатам анализа апелляционной практики за 4-й квартал 2014 года можно ознакомиться здесь.

Судить надо дважды

Напомним, с будущего года вступает в силу новый закон: уголовные дела во второй инстанции будут рассматриваться в апелляционном порядке. Эта процедура предусматривает более глубокое изучение дела. Суд станет по второму кругу исследовать доказательства и даже изучать новые улики. Кассация ничем подобным не занимается.

По мнению правоведов, введение апелляции усилит гарантии защиты человека. Если суд будет разбираться дважды, больше шансов на справедливость. Фактически получается четыре степени защиты: первая инстанция, апелляция, кассация и надзор. Правда, надзор будет включаться в дело лишь в исключительных случаях.

Если приговор был обвинительным, апелляционная инстанция сможет изменить его. Скажем, назначить новый срок или вовсе оправдать человека, если была допущена ошибка. Для подсудимого в этом есть свой плюс: по крайней мере судебные разбирательства не будут растягиваться на несколько долгих кругов «первая-вторая-опять первая инстанции и т.д.», все решится быстрее, даже если случай непростой. Но для оправдательного приговора, вынесенного первой инстанции, действуют другие правила. Дело в том, что если заменить гнев на милость, у подсудимого уже не будет возможности добиться нового пересмотра по полной процедуре. Кассация — третья инстанция — изучать доказательства не будет. Так что пленум Верховного суда склоняется к тому, что апелляция не должна, как говорится, рубить с плеча оправдательные приговоры, вызывающие сомнение.

Интересно, что после вступления в силу нового порядка, Верховный суд России уже не будет рассматривать уголовные дела в первой инстанции. Зато там появится апелляционная коллегия. Она будет рассматривать жалобы на дела, рассмотренные по первой инстанции в региональных судах. По данным «РГ» сейчас Верховный суд России разрабатывает законопроект, совершенствующий процедуру апелляционного производства. В частности предлагается несколько изменить систему подсудности.

«Верховный суд рассчитывает, что введение апелляции, процедуры, максимально приближенной к процедуре суда первой инстанции, повысит качество рассмотрения дел и сократит число жалоб, которые подаются на вступившие в законную силу решения суда», — отмечал председатель Верховного суда России Вячеслав Лебедев, когда был принят закон, вводящий в судах общей юрисдикции апелляцию.

Введение новой процедуры потребует дополнительных расходов из федеральной казны. На внедрение апелляции в гражданских процессах выделяется более 2 миллиардов рублей. Апелляция по уголовным делам потребует более 2,3 миллиарда. С введением апелляции упраздняется надзор в республиканских, краевых и областных судах. Такая инстанция останется только в президиуме Верховного суда. По словам Вячеслава Лебедева, надзор будет по вопросам, связанным с фундаментальными принципами правосудия.

Апелляционный оправдательный приговор по ч. 1 ст. 112 УК РФ отменен, уголовное дело направлено на новое апелляционное судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда, так как обжалуемый оправдательный приговор не содержит конкретных, четких сведений об обстоятельствах, составляющих существо деяния, которое установил суд апелляционной инстанции, и в котором не усмотрел состава преступления.

Постановление Президиума Омского областного суда от 30.09.2013 N 4-У-225/2013

Президиум Омского областного суда в составе:

председательствующего — Лохичева В.М.,

членов президиума — Волкова С.А., Светенко Е.С., Гаркуши Н.Н., Масленкиной С.Ю.;

при секретаре Ш.С.,

заместителя прокурора Омской области Лоренца А.А.,

рассмотрев в судебном заседании уголовное дело по кассационной жалобе потерпевшего К.Е.В. на апелляционный оправдательный приговор Октябрьского районного суда г. Омска от 6 июня 2013 года в отношении Ш.М.,

Приговором мирового судьи судебного участка N 73 Октябрьского АО г. Омска от 26.04.2013 года

Ш.М., ранее не судимый,

был осужден по ч. 1 ст. 112 УК РФ к 1 году ограничения свободы с установлением ограничений и возложением обязанностей, указанных в приговоре.

Взыскано с осужденного Ш.М. в пользу потерпевшего К.Е.В. в счет компенсации морального вреда — 35 тысяч рублей.

Ш.М. обвинялся и приговором мирового судьи был признан виновным в умышленном причинении вреда средней тяжести, при следующих обстоятельствах.

находясь в квартире, в ходе ссоры на почве личных неприязненных отношений с К.Е.В. умышленно, с целью причинения телесных повреждений нанес последнему один удар в лицо и не менее 6 ударов по рукам, которыми К.Е.В. прикрывал голову, а затем обхватил его руками в области живота и резким движением положил на пол лицом вниз, придавливая весом своего тела, чем причинил ему физическую боль и телесные повреждения в виде закрытого травматического вывиха левого бедра, повлекшего вред здоровью средней тяжести по признаку его длительного расстройства на срок свыше 3 недель. После этого нанес потерпевшему еще 2 удара рукой в область затылка с причинением физической боли.

Апелляционным приговором Октябрьского районного суда г. Омска от 6 июня 2013 года обвинительный приговор был отменен и постановлен оправдательный приговор. Ш.М. был оправдан за отсутствием в его деянии состава преступления; за оправданным Ш.М. признано право на реабилитацию, в удовлетворении гражданского иска К.Е.В. отказано.

В кассационной жалобе (с дополнениями) потерпевший К.Е.В. просит об отмене апелляционного приговора и направлении дела на новое апелляционное рассмотрение в связи с несоответствием выводов суда апелляционной инстанции фактическим обстоятельствам, нарушениями уголовно — процессуального закона.

Читайте так же:  Возврат некачественного товара в мегафон

Указывает о том, что выводы суда апелляционной инстанции о недоказанности обвинения не соответствуют доказательствам. Считает, что суд необоснованно отверг доказательства, положенные в основу обвинительного приговора, — показания потерпевшего и свидетеля обвинения, его супруги К.Е.Е., об обстоятельствах, событиях деяния, а также о травматических последствиях от побоев. Приводит критический анализ событий (обстоятельств дела), установленных, как он считает, судом апелляционной инстанции в оправдательном приговоре, касающихся механизма физического столкновения, борьбы потерпевшего с оправданным; и по результатам такого анализа утверждает о невероятности таких событий. Считает, что оправданный Ш.М. совершил умышленное преступление, установленное приговором мирового судьи.

Постановлением судьи Омского областного суда от 03.09.2013 года кассационная жалоба передана на рассмотрение в судебном заседании суда кассационной инстанции ввиду допущенных при постановлении приговора норм уголовно-процессуального закона, которые повлияли на исход дела и при этом исказили саму суть правосудия и смысл судебного решения как акта правосудия.

Заслушав доклад судьи Мамичева Ю.Н., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание судебных решений, принятых по делу, доводы кассационной жалобы потерпевшего, послужившие основанием для передачи кассационной жалобы с уголовным делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции — президиума Омского областного суда; мнение заместителя прокурора Омской области Лоренца А.А., полагавшего необходимым отменить апелляционный приговор в связи с нарушением процессуальных прав потерпевшего судом апелляционной инстанции; оправданного Ш.М., просившего в удовлетворении кассационной жалобы отказать; изучив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы, президиум считает необходимым апелляционный приговор отменить и передать дело на новое судебное рассмотрение в тот же апелляционный суд в ином составе суда, по следующим основаниям.

Согласно требованиям ст. 15 УПК РФ, уголовное судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Суд, исходя из требований этой нормы закона, создает необходимые условия для исполнения сторонами, равными перед судом, процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

Согласно требованиям части 2 ст. 389.11 УПК РФ о месте, дате и времени судебного заседания стороны должны быть извещены не менее чем за 7 суток до его начала.

Как следует из материалов дела, постановление о назначении судебного заседания на 03 июня 2013 года судьей апелляционной инстанции было принято 23 мая 2013 года, о чем извещены стороны, в том числе потерпевший К.Е.В., которому почтовым отправлением направлено постановление судьи 23 мая 2013 года.

При этом, никаких сведений о надлежащем извещении потерпевшего, материалы уголовного дела не содержат.

Видео (кликните для воспроизведения).

Из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции от 03 июня 2013 года следует, что потерпевший К.Е.В. в судебное заседание не явился по неизвестной причине, при этом апелляционный суд пришел к выводу о надлежащем его уведомлении (л.д. 185).

После проведения судебного следствия и прений сторон, был объявлен перерыв до 06 июня 2013 года.

В судебное заседание 06 июня 2013 года, как следует из протокола судебного заседания, явился потерпевший, которому были разъяснены его процессуальные права. При этом потерпевший пояснял, что был несвоевременно извещен о судебном заседании суда апелляционной инстанции в связи с выездом из города, и просил выслушать его мнение. Государственный обвинитель просил о возобновлении судебного следствия, но суд отказал в удовлетворении ходатайства стороны обвинения, и, даже не возобновив прения, не выяснив отношение потерпевшего К.Е.В. к апелляционной жалобе и не выслушав его возражения, предоставил осужденному последнее слово.

Согласно части 5 статьи 389.12 УПК РФ, явившиеся в суд апелляционной инстанции стороны допускаются к участию в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела во всех случаях.

Суд апелляционной инстанции, не предоставив потерпевшему право высказать свое мнение относительно постановленного приговора и апелляционной жалобы, даже в прениях, лишь формально допустив потерпевшего в судебное заседание, фактические лишил его участия в этом судебном заседании.

Исходя из процедуры указанной в ст. 389.14 УПК РФ, и повода для апелляционного рассмотрения уголовного дела (апелляционная жалоба осужденного), предоставление потерпевшему права выступить в прениях, не нарушало разумных сроков уголовного судопроизводства, указанных в ст. 5.1 УПК РФ.

Установленные президиумом обстоятельства, дают основание считать, что суд апелляционной инстанции существенно нарушил право потерпевшего на участие в судебном разбирательстве суда апелляционной инстанции путем ограничения его прав, гарантированных УПК РФ, что повлияло на законность приговора суда апелляционной инстанции.

Кроме того, согласно ст. 389.29 УПК в оправдательном апелляционном приговоре должны быть указаны обстоятельства уголовного дела, установленные судом апелляционной инстанции, а также мотивы, по которым суд апелляционной инстанции отверг доказательства, которые приведены в приговоре суда первой инстанции.

Обжалуемый оправдательный приговор не содержит конкретных, четких сведений об обстоятельствах, составляющих существо деяния, которое установил суд апелляционной инстанции, и в котором не усмотрел состава преступления.

В связи с тем, что все эти нарушения повлияли на исход дела, оправдательный апелляционный приговор в отношении Ш.М. подлежит отмене, а уголовное дело направлению на новое судебное рассмотрение в тот же суд апелляционной инстанции со стадии назначения судебного заседания.

При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции необходимо рассмотреть уголовное дело с соблюдением процедуры уголовного судопроизводства и принять решение, основанное на требованиях уголовного и уголовного — процессуального закона.

В связи с отменой апелляционного приговора, исходя из правил, указанных в части 7 ст. 401.16 УПК РФ, доводы потерпевшего, касающиеся обстоятельств предъявленного Ш.М. обвинения, обоснованности или необоснованности выводов суда первой инстанции, его доводы относительно апелляционной жалобы осужденного, подлежат проверке и оценке в ходе нового судебного разбирательства суда апелляционной инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 401.6, 401.13, 401.14, 401.15 УПК РФ, президиум

постановил:

Апелляционный оправдательный приговор Октябрьского районного суда г. Омска от 6 июля 2013 года в отношении Ш.М. отменить, уголовное дело направить на новое апелляционное судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

Председательствующий
Президиума
В.М.ЛОХИЧЕВ

Дело № 35-АПУ16-2СП

Текст итогового документа

ВЕРХОВНЫЙ СУД
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Суд Верховный Суд Российской Федерации
Дата решения 21 апреля 2016 г., Определение
Инстанция Судебная коллегия по уголовным делам, апелляция
Категория Уголовные дела
Докладчик Червоткин Александр Сергеевич
Электронная копия решения Скачать
Решение
г. Москва 21 апреля 2016 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Червоткина А.С.
судей Истомине и Г.Н., Климова А.Н.
при секретаре Горностаевой Е.Е.

рассмотрела уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя Калько Е.Н. и потерпевшего А на приговор суда с участием присяжных заседателей Тверского областного суда от 05 февраля 2016 года, которым Ржевцев К В оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.

«ж» ч.2 ст. 105; ч.З ст.ЗО, п.п.«а, ж» ч.2 ст. 105; ч.1 ст.222 УК РФ в связи с непричастностью к совершению преступлений; Кабаков А В — оправдан по обвинению в совершении преступлений, предусмотренных п.

«ж» ч. 2 ст. 105; ч.З ст. 30, п.п. «а, ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ, в связи с непричастностью к совершению преступлений; Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Червоткина А.С, выступления прокурора Коваль К.И., поддержавшей доводы апелляционного представления, выступления адвокатов Емельяновой Л.Н. и Шилова И.Н., просивших оставить оправдательный приговор без изменения, судебная коллегия

установила:

Ржевцев КВ. и Кабаков А.В. обвинялись в том, что 30 ноября 2014 года они, зная о совершении Л убийства их знакомого Ч , из мести за это решили совершить убийства Л С этой целью они вооружились огнестрельным оружием неустановленного образца под патрон калибра 9×18 мм, а также огнестрельным оружием ограниченного поражения неустановленного образца, прибыли к дому деревни района области. Увидев, что в доме помимо Л находится А они решили убить и А С этой целью Ржевцев и Кабаков нанесли не менее восьми ударов неустановленным тупым твердым предметом с ограниченной поверхностью в область головы Л , не менее трех ударов таким же предметом в область головы А Ржевцев произвел не менее трех выстрелов из указанного огнестрельного оружия в область груди, бедра и конечностей Л и не менее двух выстрелов в область груди и бедра А Кабаков произвел не менее шести выстрелов из огнестрельного оружия ограниченного поражения в область туловища , головы и туловища А .

В результате смерть Л наступила на месте происшествия от причиненных множественных сочетанных огнестрельных пулевых слепых ранений груди, живота, правого плеча и левого бедра, проникающих в плевральную и брюшную полости, с повреждением внутренних органов, сопровождавшихся наружным и внутренним кровотечением, осложнившихся массивной кровопотерей. А были причинены раны волосистой части головы и лица, груди и левого бедра, относящиеся к категории легкого вреда здоровью. Смерть А не наступила вследствие потери им сознания на месте происшествия и последующего оказания медицинской помощи.

Кроме того, Ржевцев обвинялся я незаконном приобретении огнестрельного оружия неустановленного образца под патрон калибра 9×18 мм его незаконном ношении, хранении и перевозке.

По приговору суда с участием присяжных заседателей Ржевцев КВ. и Кабаков А.В. оправданы в полном объеме за непричастностью к совершению преступлений.

Государственный обвинитель Калько Е.Н. в апелляционном представлении и потерпевший А в своей апелляционной жалобе просят приговор суда отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона.

По их мнению, отбор присяжных заседателей был произведен с нарушением требований закона. Вердикт был постановлен незаконным составом коллегии присяжных заседателей, в состав которой вошел присяжный заседатель, состоявший на учете у нарколога, который скрыл это обстоятельство, не ответив на соответствующий вопрос председательствующего. Сторона защиты неоднократно доводила до присяжных информацию, не относящуюся к их компетенции, ставила под сомнение допустимость доказательств, в том числе, одно из основных доказательств — показаний свидетеля под псевдонимом « ».

Вопросный лист был составлен с нарушением требований ч. 8 ст. 339 УПК РФ в непонятных для присяжных громоздких формулировках, в том числе, требующих собственно юридических знаний. Это повлекло отрицательный ответ на первый вопрос о событии преступления, несмотря на очевидность факта наступления насильственной смерти на месте ЯЕШЫХ происшествия одного из потерпевших и огнестрельных ранений у другого. Вопросный лист содержал предложение присяжным высказать свое мнение об умысле подсудимых, действовавших с целью лишения жизни потерпевших. Отдельный вопрос о наличии или отсутствия события преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 222 УК РФ вообще остался без ответа, а председательствующей не принял предусмотренных законом мер на устранение этого недостатка вердикта. Несмотря на то, что вердиктом присяжных признано отсутствие самого события преступления, суд фактически признал его наличие и оправдал подсудимых за непричастностью к совершению преступления.

В возражениях на апелляционное редставление п адвокаты Шилов И.Н. и Емельянова Л.Н. просят апелляционное представление отклонить, оставив приговор без изменения, указывая на то, что дело было рассмотрено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона. Тот факт, что один из присяжных з Еюедателей в 2001 году состоял на учете у нарколога в связи с лечением от алкоголизма, не мог служить препятствием для его участия в деле и говорит лишь об отсутствии соответствующего учета, на котором подобные лица согласно действующим инструкциям могут состоять 3 года. Вопросный лист составлен с соблюдением требований закона, который допускает сведение нескольких вопросов в один. Нарушения, связанные с доведением до сведения присяжных заседателей информации, не относящейся к их компетенции, допускали обе стороны, но все они получали должную реакцию и разъяснения со стороны председательствующего.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционного представления и апелляционной жалобы потерпевшего А судебная коллегия находит, что приговор суда подлежит отмене в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, которые повлияли на вердикт коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 389.25 УПК РФ оправдательный приговор, постановленный на основании оправдательного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен по представлению прокурора либо жалобе потерпевшего лишь при наличии таких существенных нарушений уголовно-процессуального закона, которые ограничили право прокурора или потерпевшего на представление доказательств либо повлияли на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов или на содержание данных присяжными заседателями ответов.

Оправдательный приговор, постановленный на основании вердикта коллегии присяжных заседателей, подлежит отмене, если при неясном вердикте председательствующий не указал присяжным заседателям на неясность вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист. В соответствии со ст. 389.17 ч. 2 в.2 УПК РФ основанием отмены приговора в любом случае является вынесение вердикта незаконным составом коллегии присяжных заседателей.

Как видно из протокола судебного заседания, при формировании коллегии присяжных заседателей на вопрос: «Есть ли среди Вас лица, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных расстройств?», никто из кандидатов в присяжные заседатели не поднял руки, и не дал положительного ответа (т. 13, л.д. 35).

Между тем, как следует из справки Тверского областного клинического наркологического диспансера, один из участвовавших в рассмотрении данного уголовного дела присяжный заседатель состоял на диспансерном учете с 2001 года в связи с лечением от алкоголизма и в 2003 году повторно госпитализировался в стационар с диагнозом синдрома зависимости от алкоголя. Снят с диспансерного наблюдения в связи с отсутствием сведений 12.02.2016 г. (т. 14, л.д. 22).

Из действующих нормативных актов (Письма Минздрава России от 27.04.2015 N 14-2/2017686, Приказа Минздрава СССР от 12.09.1988 N 704 «О сроках диспансерного наблюдения больных алкоголизмом, наркоманиями и токсикоманиями» (вместе с «Инструкцией о порядке диспансерного учета больных хроническим алкоголизмом, наркоманиями, токсикоманиями и профилактического наблюдения лиц, злоупотребляющих алкоголем, замеченных в немедицинском потреблении наркотических и других одурманивающих средств без клинических проявлений заболевания») следует, что снятие с учета указанных больных в связи со стойкой ремиссией (по выздоровлению) производится на ЕПГИВНОЙ КОМИССИИ основании заключения врачебно-консулы учреждения, в котором наблюдался больной, либо лечащим врачом больного на основании официальных сообщений соответствующих органов или учреждений, при этом заключение о снятии подписывается руководителем лечебно-профилактического учреждения, н котором наблюдался больной.

Таким образом, на момент формирования коллегии присяжных заседателей и на момент постановления вердикта присяжный заседатель состоял на учете в связи с прохождением лечения от алкоголизма.

Сокрытие приведенного факта не позволило государственному обвинителю и потерпевшим заявить мотивированный и немотивированный отвод присяжном)’ заседателю, что могло способствовать вынесению незаконного оправдательного приговора.

В соответствии с требованиями, содержащимися в п. 4 ч. 2 ст. 3 Федерального закона от 20 августа 2004 г. N113-ФЗ «О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации» присяжными заседателями и кандидатами в присяжные заседатели не могут быть лица, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств».

Указанные положения закона носят императивный характер и не позволяют признать законным состав коллегии присяжных заседателей, а, следовательно, состав суда, участвовавший в рассмотрении данного уголовного дела законным.

Согласно требованиям, содержащимся в ст. 339 УПК РФ по каждому из деяний, в совершении которых обвиняется подсудимый, ставятся три основных вопроса: 1) доказано ли, что деяние имело место; 2) доказано ли, что это деяние совершил подсудимый; 3) виновен ли подсудимый в совершении этого деяния. В вопросном листе возможна также постановка одного основного вопроса о виновности подсудимого, являющегося соединением указанных вопросов.

Данные недостатки формулировки первого вопроса могла повлечь за собой отрицательный ответ о доказанности того, имело ли место само деяние, несмотря на его очевидность, на факт обнаружения тела одного потерпевшего с явными признаками насильственной смерти, а также явных огнестрельных ранений у другого, то есть, повлияли на содержание данного присяжными заседателями ответа.

Кроме того, вердикт в части ответа на вопрос о совершении Ржевцевым деяния, квалифицированного органами предварительного расследования по ч. ст. 222 1 УК РФ, является неясным.

Вопрос № 8: «Доказано ли, что Ржевцев незадолго до 19 часов 45 минут 30 ноября 2014 года у неустановленного лица приобрел огнестрельное оружие неустановленного образца под патрон калибра 9×18 мм, затем перенес его и поместил в свою а Е1томашину « », госномер После этого не позднее 21 часа 59 минут того же дня перевез его в деревню района й области к дому , внес его в дом, после производства выстрелов перенес его в неустановленное место, где и спрятал?» оставлен присяжными заседателями без ответа.

Председательствующий, вопреки требованиям закона, не указал присяжным заседателям на данную неясность вердикта и не предложил им вернуться в совещательную комнату для внесения уточнений в вопросный лист, для дачи ответа на поставленный вопрос.

Остальные доводы, изложенные в апелляционном представлении, сами по себе не являются безусловными основаниями для отмены приговора.

Все ходатайства сторон судом были разрешены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона. На нарушения порядка в судебном заседании со стороны защиты председательствующий реагировал в соответствии с законом, делал замечания нарушителям. При этом председательствующий разъяснял присяжным заседателям, что они не должны принимать во внимание подобные высказывания при вынесении вердикта.

С учетом изложенного постановленный оправдательный приговор подлежит отмене с передачей дела на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

При новом рассмотрении дела суду необходимо принять меры к недопущению нарушений требований уголовно-процессуального закона, регламентирующего производство с участием присяжных заседателей, обеспечить необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им прав.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. 389 -389 , 20 28 33 389 , 389 , 389 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

Приговор Тверского областного суда от 05 февраля 2016 года в отношении Ржевцева К В и Кабакова А В отменить, дело передать на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но иным составом суда.

Апелляционное определение может быть обжаловано в порядке судебного надзора, установленном главой 48.1 УПК РФ, в Президиум Верховного Суда Российской Федерации.

Кассация разобрала судейские ошибки по делам частного обвинения

Иркутский областной суд представил обзор апелляционной и кассационной судебной практики по рассмотрению уголовных дел и материалов за IV квартал 2016 года, в котором подробно разбираются 16 судейских ошибок, повлекших за собой принятие незаконных и необоснованных решений.

Небольшая статистика

Всего районными (городскими) судами окончено производством 12 536 уголовных дел против 14 242 лиц. Облсуд в апелляционной инстанции за последние три месяца прошлого года по существу рассмотрел 1251 дело в отношении 1416 человек. 43 из них повезло – обвинительные приговоры были отменены, еще 15 оказались оправданы. В кассационном порядке пересмотрены 132 судебных решения в отношении 139 лиц. Отменены вступившие в силу обвинительные приговоры 24 из них, столько же изменены.

Почему отменяют решения

Рассматривая одно из дел, облсуд отмечает, что отсутствие подписи судьи на судебном решении является существенным нарушением УПК, влекущим отмену самого решения. Допущенное нарушение повлекло отмену обвинительного приговора А. Захарову по ч. 1 ст. 260 УК, вынесенного Осинским райсудом, а дело было отправлено на пересмотр (№ 44у-113/2016).

Частая ошибка при исправлении приговора

Согласно ст. 303 УПК, исправления в приговоре должны быть оговорены и удостоверены подписями всех судей в совещательной комнате до провозглашения приговора.

Ангарский горсуд признал А. Сергиенко виновной в незаконном сбыте наркотических средств, а также в незаконном хранении без цели сбыта наркотических средств в крупном размере. Причем подлинный приговор и надлежащим образом его заверенная копия, врученная осужденной и приобщенная к ее кассационной жалобе, отличались содержанием описательно-мотивировочной и резолютивной частей относительно выводов о назначении наказания за каждое из двух преступлений с учетом ст. 62 УК.
Наличие в материалах дела документов с противоречиями в части мотивов необходимости применения при назначении наказания этого положения, которые ни в протоколе судебного заседания, ни в приговоре суда соответствующим образом не оговорены, является существенным нарушением УПК, повлиявшим на исход дела, что стало основанием к «безусловной» отмене приговора и направлением дела на пересмотр (№ 44у-127/2016).

Без кого нельзя продлевать срок ареста

Рассмотрение судом ходатайства о продлении срока содержания обвиняемого под стражей в его отсутствие не допускается, за исключением случаев нахождения обвиняемого на стационарной судебно-психиатрической экспертизе и иных обстоятельств, исключающих возможность его доставления в суд, что должно быть подтверждено соответствующими документами. При этом участие защитника в судебном заседании является обязательным.

Черемховский горсуд, мотивируя свое решение о рассмотрении ходатайства в отсутствие обвиняемого по п. «а» ч. 3 ст. 158 УК (кража) Д. Ижболдина, сослался на сообщение психоневрологического диспансера о том, что мужчина поступил больницу для проведения стационарной судебно-психиатрической экспертизы. Однако суд не проверил указанную информацию, хотя она представляла собой ненадлежащим образом заверенную факсимильную копию печатного текста от 19 августа 2016 года, в которой рукописно указаны фамилия, имя, отчество обвиняемого и дата 19 сентября 2016 года. Позже выяснилось, что на момент рассмотрения ходатайства следователя о продлении срока содержания под стражей 19 сентября обвиняемый находился в СИЗО, а потому оснований для проведения заседания без него не имелось. Более того, адвокат, высказывая позицию относительно продления срока содержания под стражей, не возражала против его удовлетворения, что свидетельствовало о нарушении права на защиту Ижболдина. Президиум облсуда отменил постановление горсуда и освободил обвиняемого из-под стражи (№ 44у-124/2016).

Защитник всегда должен обосновывать свою позицию

В соответствии с положениями ст. 49 УПК защитник осуществляет защиту прав и интересов подозреваемых, обвиняемых, осужденных и оказывает им юридическую помощь при производстве по уголовному делу, материалу.

Ленинский райсуд Иркутска отменил условное осуждение В. Ярыгина по приговору Кировского райсуда, объявил в розыск и заочно осудил сроком на год. Его адвокат на судебном заседании «без какого-либо обоснования своей позиции» согласилась с рассмотрением представления УИИ в отсутствие подзащитного и не возражала об отмене условного осуждения. Ввиду нарушения требований УПК, повлекших нарушение права на защиту Ярыгина, постановление райсуда отменено и отправлено на пересмотр (№ 44у-117/2016).

Что нужно помнить при частном обвинении

Положения ст. 131 и ст. 132 УПК, действующие в системе правового регулирования, в том числе во взаимосвязи с п. 4 ч. 1 ст. 135 УПК (включающим суммы, выплаченные реабилитированными за оказание им юридической помощи, в возмещение имущественного вреда), не предполагают отнесение расходов на оплату услуг адвоката обвиняемого по делу частного обвинения, участвующего по соглашению, к числу процессуальных издержек, а могут расцениваться как вред, причиненный лицу в результате его необоснованного уголовного преследования.

Мировой судья судебного участка № 118 Октябрьского района оправдал А., которого частный обвинитель И. обвинил в совершении преступления по ч. 1 ст. 116 УК (побои). После А. обратился с иском о взыскании с И. имущественного вреда в виде сумм, выплаченных ею адвокату за оказание юрпомощи. Требования были удовлетворены частично. Апелляция засилила это решение. Опираясь на ст. 135 УПК, суд указал, что возмещение реабилитированному имущественного вреда включает в себя, в том числе возмещение сумм, выплаченных им за оказание юрпомощи.

Таким образом, восстановление прав лица, нарушенных в результате действий частного обвинителя, может быть осуществлено путем принятия судом по заявлению этого лица решения о возмещении ему вреда, причинённого в результате его необоснованного уголовного преследования, в ином процессуальном порядке. Дело отправлено на пересмотр (№ 44у-109/2016).

Читайте так же:  Аттестация от сес младшие воспитатели

Источники


  1. Ивакина, Н.Н. Основы судебного красноречия (риторика для юристов) / Н.Н. Ивакина. — М.: ЮРИСТЪ, 2018. — 384 c.

  2. Марченко, М. Н. Сравнительное правоведение / М.Н. Марченко. — М.: Проспект, 2013. — 784 c.

  3. Конституционный судебный процесс / ред. М.С. Саликов. — М.: Норма, 2015. — 416 c.
  4. Абдулаев, М. И. Теория государства и права / М.И. Абдулаев. — М.: Санкт-Петербург, Издательский дом «Право», 2010. — 468 c.
  5. Дмитриев, О. В. Экономическая преступность и противодействие ей в условиях рыночной системы хозяйствования / О.В. Дмитриев. — М.: ЮРИСТЪ, 2005. — 400 c.
Апелляция областного суда оправдательный приговор практика
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here