Сколько процентов составляет гонорар успеха

Советы опытных юристов по теме: "Сколько процентов составляет гонорар успеха". Если нужна дополнительная консультация - обратитесь к дежурному специалисту.

Гонорар успеха

Адвокат по авторскому праву

Гонораром успеха называют вознаграждение адвоката, юриста или юридической фирмы, которое они получают при положительном для клиента исходе дела. В России практика назначения вознаграждения в зависимости от решения суда признана противоречащей закону и добросовестными судебными представителями не применяется.

Оплата по результату

Гонорар успеха обычно устанавливается в процентах и может составлять от 1 до 75 процентов от указанной в решении суда суммы.

Подобная практика широко распространена в мире. Например, в США гонорар успеха является одной из основных форм оплаты услуг адвоката в суде, особенно по коллективным искам.

Оплата по результату удобна как для адвоката, так и для его клиента. При выигрыше дела адвокат получает существенно больший, чем при обычной оплате, гонорар, а клиент экономит в случае проигрыша. Вознаграждение в зависимости от достигнутого по делу результата дополнительно мотивирует адвокатов, хотя и мешает некоторым сохранить ясную голову при ведении дела.

Оплата только при выигрыше спора

В чистом виде оплата юридических услуг только при выигрыше дела встречается в России редко. Как правило, гонорар за успех назначается дополнительно к обычному вознаграждению. В таком случае он составляет 5-15 процентов от указанной в решении суда или фактически взысканной суммы.

Возврат гонорара при проигрыше дела

Условие о возврате гонорара при проигрыше является одной из разновидностей гонорара успеха. В этом случае адвокат обязуется возвратить вознаграждение или его часть при отрицательном исходе судебного дела.

Недействительность условия о гонораре успеха

Еще в 1999 году Высшим Арбитражным Судом было выпущено Информационное письмо № 49 от 29.09.1999, в соответствии с которым не подлежит удовлетворению требование о выплате вознаграждения, если его размер ставится в зависимость от решения суда или государственного органа, которое будет принято в будущем.

Однако после выхода данного информационного письма практика установления вознаграждения в зависимости от решения суда продолжала существовать длительное время.

23 января 2007 года Конституционным Судом было принято Постановление № 1-П, которое окончательно признало условие о гонораре успеха недействительным.

Как следует из названных актов высших судов, условие о гонораре успеха противоречит закону и поэтому, на основании статьи 168 ГК РФ, ничтожно. Однако оказанные юридические услуги должны быть оплачены по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные услуги.

Логика судов вызывает обоснованные сомнения. Например, в данных судебных актах не проводятся различия между договором поручения и договором оказания услуг. Обращает внимание, что трое судей КС выразили по данному вопросу особое мнение, противоречащее мнению большинства.

Несовершенство занятой Конституционным Судом позиции ярко и убедительно показано в особом мнении судьи КС Коновалова А.Л.: «мнение же [суда – В.Р.] о том, что условие договора о выплате вознаграждения в определенном проценте или доле от суммы выигранного спора вмешивается в прерогативы суда и каким-либо образом посягает на самостоятельность и независимость судебной власти, является глубоким заблуждением, основанным на ошибочном представлении, что судебный акт никак не связан с результатом состязания сторон и не зависит от их процессуальных действий и усилий; аналогичным представляется и суждение о договоре на выигрыш дела как о пари, поскольку оно предполагает, что решение суда достаточно произвольно и предсказуемо не более, чем шарик в рулетке (но тогда это проблема уже судебной, если не правовой системы)«.

У многих юристов существует мнение, что в основу указанных решений высших судов было положено не право, а целесообразность: действительной целью этих актов было снизить коррумпированность судов. Многие правоведы считают, что следовало бы начать с самих судов, а не вмешиваться в отношения адвоката и доверителя.

Какими бы не были причины, побудившие высшие суды признать гонорар успеха незаконным, судебные юристы должны уважать мнение высших судов и следовать им в своей практике.

Поэтому я не использую принцип оплаты по результату и считаю, что его не должен использовать ни один добросовестный судебный представитель.

ВС усмотрел в премии юристам «гонорар успеха»

Практика судов общей юрисдикции по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов

21 октября «АГ» опубликовала новость об Определении Верховного Суда РФ от 30 сентября по делу № 78-КГ19-32. Высшая судебная инстанция разбиралась, можно ли в договоре об оказании юридических услуг предусмотреть дополнительную премию юристам в виде процента от взысканных в гражданском споре средств в пользу их клиента.

Данным Определением ВС РФ признал недопустимым положение договора об оказании юридических услуг, предусматривающее премию в размере 10% от взысканной суммы («гонорар успеха»). Данная позиция существенно расходится с практикой арбитражных судов, которые часто допускают «гонорар успеха» при условии «разумности» его размера.

Напомню, что в рассмотренном ВС РФ деле юридическая фирма предъявила иск к клиенту, требуя оплатить услуги по двум договорам, связанным с судебным представительством: 14 млн руб. по одному договору и 15 млн руб. – по другому. Речь в обоих делах шла о взыскании миллионов долларов, так что сумма гонорара не кажется сверхъестественной. Иск к клиенту был подан в суд общей юрисдикции.

Что касается первого договора, то суды в ходе рассмотрения иска выявили странную неувязку. В договоре речь шла о представительстве в государственном суде, а в реальности услуги по представительству были оказаны в третейском суде. В результате суды всех инстанций без колебаний отклонили иск. Мысль о том, что юристам стоит заплатить хоть что-то за проделанную работу, по-видимому, никому в голову не пришла.

До Верховного Суда РФ дошел спор по второму договору, в котором было предусмотрено представительство в государственном суде (и юристы действительно представляли клиента именно там). Договор содержал условие, согласно которому исполнителю полагается премия в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика. Иначе говоря, стоял вопрос о типичном «гонораре успеха».

Несмотря на то что исковые требования были удовлетворены, клиент платить премию юристам не пожелал, потребовав признать данное положение договора недействительным. Однако петербургские суды двух инстанций не нашли в спорном условии договора ничего предосудительного и разрешили спор в пользу юристов, сославшись на свободу договора.

Суд первой инстанции отметил, в частности, что «размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения определены сторонами при заключении договора путем свободного волеизъявления и не поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, который будет принят в будущем». Апелляция также сочла, что «выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями… по оказанию услуг, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда». Суды взыскали долг с клиента в полном объеме.

Читайте так же:  Социальные гарантии сотрудников ржд

Однако ВС РФ не согласился с позицией нижестоящих судов.

В обоснование своего решения Коллегия ВС РФ привела три аргумента. Во-первых, суды неправильно оценили доказательства. Что конкретно имела в виду Коллегия, не совсем ясно – вроде бы никакого спора о фактах, а значит, и об оценке доказательств в деле не было, неоднозначна лишь оценка правовой квалификации условий договора.

Во-вторых (и это, на мой взгляд, главное): Коллегия со ссылкой на позицию Конституционного Суда РФ (Постановление от 23 января 2007 г. № 1-П) указала, что «гонорар успеха» в российском праве не допускается. В Постановлении КС РФ, в частности, отмечено, что включение в договор о возмездном оказании правовых услуг условия о «гонораре успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», поскольку «означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора».

В-третьих, по мнению Коллегии, нижестоящие суды неправильно истолковали договор, сочтя, что премия определяется как процент «от цены иска», в то время как в договоре указано, что это процент «от взысканной суммы».

[3]

В итоге ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части удовлетворения требований по договору и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Вопрос «гонорара успеха» по договору оказания юридических услуг – традиционно «больной» для российского права. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ выпустил Информационное письмо (от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»), в котором указал, что условия о «гонораре успеха» не подлежат судебной защите. Одна из юридических фирм оспорила в КС РФ практику отрицания «гонорара успеха», однако Суд в названном Постановлении № 1-П полностью подтвердил упомянутую практику.

Впоследствии эта жесткая позиция в системе арбитражных судов была значительно смягчена. По сути, многие суды приходили к выводу, что «гонорар успеха» допустим, если его размер «разумен». Соответственно, во многих случаях он подлежит взысканию с клиента. Этот гонорар – при условии «разумности» его размера – выигравшая дело сторона может даже взыскать с проигравшей в качестве судебных расходов. Данный подход ВАС РФ сформулировал в п. 6 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Практика арбитражных судов продолжала колебаться. Так, в 2015 г. Коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что «гонорар успеха» в принципе не подлежит взысканию с процессуального оппонента (дело № А60-11353/2013). Впрочем, о возможности взыскания этого гонорара с самого клиента ВС РФ в том деле ничего не сказал.

Буквально за несколько дней до принятия обсуждаемого судебного акта судья ВС РФ Елена Зарубина вынесла отказное определение, фактически утвердившее позицию нижестоящих арбитражных судов, в котором указывалось на допустимость исчисления суммы оплаты как процента «от взысканной суммы» (дело № А76-26478/2018). Кстати, речь шла тоже о 10%.

Однако все это происходило во «вселенной арбитражных судов». Что касается «вселенной судов общей юрисдикции», то, похоже, время там остановилось в 2007 г. – времени принятия постановления КС РФ № 1-П. Позиции ВАС РФ для судов общей юрисдикции – все равно что позиции марсианского верховного суда: «очень интересно, но какое это имеет к нам отношение?»

Гражданская коллегия ВС РФ в рассматриваемом деле не анализирует практику арбитражных судов. Как, впрочем, и практику судов общей юрисдикции. Не обсуждаются также и политико-правовые, догматические или какие-либо иные основания запрета «гонорара успеха». Видимо, названная Коллегия ВС РФ рассматривает формулировки постановления КС РФ как истину в последней инстанции, не нуждающуюся в дополнительном осмыслении, творческом толковании, а тем более – изменении: если указано, что «гонорар успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», то вопрос решен и обсуждать больше нечего.

Абсурдность и контрпродуктивность абсолютного запрета «гонорара успеха» неоднократно обсуждалась в юридической прессе. Представляется очевидным, что аккуратное применение этого способа оплаты труда представителя весьма способствовало бы улучшению качества юридических услуг. Возможные отрицательные эффекты могут без особых проблем купироваться судебным контролем на предмет «разумности» размера вознаграждения.

К сожалению, все эти политико-правовые аргументы остаются вне сферы внимания ВС РФ. Как это зачастую и бывает, мотивировка, по сути, ограничивается цитированием норм закона и чужих правовых позиций (в данном случае КС РФ). Каких-либо самостоятельных соображений насчет того, почему «гонорар успеха» плох или хорош, Коллегия не формулирует.

В свое время в качестве главной из заявленных целей ликвидации ВАС РФ называлась необходимость унификации судебной практики. Рассмотренное Определение ВС РФ демонстрирует, что данная цель достигнута не была. Практика судов общей юрисдикции, включая Коллегию ВС РФ по гражданским делам, по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов, в том числе Коллегии по экономическим спорам. Спрашивается, стоило ли тогда огород городить?

Верховный суд узаконил гонорар успеха

Если в договоре есть пункт о том, что вознаграждение исчисляется в процентах от взысканной суммы, то это не противоречит выводам Конституционного суда, делает вывод судья Костарева.

Также в решении указано, что ответчик не учел позицию президиума ВАС в отношении условного вознаграждения, которая развивала применение в арбитражных спорах позиции КС*. В нем говорится, что российские законы не устанавливают специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. В Постановлении № 16291/10 от 4 февраля 2014 года ВАС также указывает, что законодательство Российской Федерации не устанавливает каких-либо специальных требований к условиям о выплате вознаграждения исполнителю в договорах возмездного оказания услуг. Стороны такого договора вправе согласовать выплату вознаграждения исполнителю в различных формах, согласующихся с принципами российского права. Недопустимым считается только то вознаграждение, которое исполнитель получил без совершения определенных действий (только в зависимости от исхода дела). А если исполнитель действительно оказывал юруслуги, указанные в договоре, то ситуация иная.

Еще одно обоснование возможности гонорара успеха указано в п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ № 121 от 05.12.2007, говорится в решении АС Челябинской области. Там также говорится, что определить размер вознаграждения юриста можно разными способами, в том числе в виде процента от цены иска. Позже возможность премирования представителя за успешное ведение дела поддержал и Верховный суд (Определение ВС от 26 февраля 2015 года № 309-ЭС14-3167).

Довод ответчика о том, что вознаграждение слишком завышено, судья тоже сочла необоснованным – здесь действует свобода договора. В итоге иск удовлетворили полностью и взыскали с ответчика основной долг – 732 000 руб., а также неустойку. В общей сложности взыскание составило почти 900 000 руб. Решение устояло еще в двух инстанциях: в 18-м ААС и АС Уральского округа.

Читайте так же:  Приставы сняли последние деньги с карты

Окончательное решение вынес Верховный суд: 26 сентября он отказался передать жалобу на рассмотрение коллегии (дело № А76-26478/2018). Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT и директор фирмы-истца, считает, что позиция ВС окончательно узаконила гонорар успеха.

Полагаем, что это делает гонорар успеха полностью легитимным и подлежащим правовой защите в случае спора с клиентом. Наконец-то Верховный суд поставил точку в вопросе правомерности гонорара успеха. Это делает правосудие доступнее и мотивирует юристов работать на качественный результат, а не на процесс.

Евгений Лысенко, управляющий партнер юридической компании LEX UNIT

До настоящего момента отсутствовала однозначная положительная судебная практика, говорит Лысенко. Но в нынешнем споре суды всех инстанций четко дали правовое обоснование законности взыскания гонорара успеха, что, можно надеяться, приведет к единообразию практики по этому вопросу.

«Мы полагаем, что принцип «эстоппель», обязанность надлежащего исполнения заключенного договора, возможность заключать сделки под отлагательным условием будут действовать и в отношении добросовестных юристов, а не только их клиентов. При этом грамотная позиция судов не исключает отказа в удовлетворении требований о взыскании гонорара успеха представителям, которые фактически не оказывали услуг и претендуют на гонорар исключительно в связи с положительным решением для клиента», – отмечает Лысенко.

«Гонорар успеха»: ушел, но обещал вернуться

Любой участник судебной тяжбы заинтересован в том, чтобы его представитель действовал наиболее эффективно – и нередко клиенты юристов готовы поощрять достижение желаемого результата материально. Сами юристы, конечно, тоже не против получить дополнительное вознаграждение в случае успешного завершения процесса.

Поэтому так называемый «гонорар успеха», о который в свое время было сломано немало копий и который в 2007 году был объявлен КС РФ «вне закона», по-прежнему встречается в договорах на оказание юридических услуг.

Судя по одному из последних постановлений Президиума ВАС РФ, есть шанс, что по крайней мере на уровне арбитражных судов «гонорар успеха» по молчаливому согласию судей будет признаваться законным.

История вопроса

Борьба с «гонораром успеха» началась еще в конце 90-х годов. Тогда ВАС РФ, обобщая практику исполнения договоров на оказание юридических услуг, открыто заявил: нельзя удовлетворять требования исполнителя о выплате вознаграждения, если договором факт выплаты гонорара был поставлен в зависимость от будущего решения суда или иного органа (п. 2 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 29 сентября 1999 г. № 48). И это было первым звонком к ограничению уже распространенной на то время западной практики дополнительного вознаграждения по итогам рассмотрения дела.

Окончательный, казалось, крест на условном гонораре – выраженном как в твердой сумме, так и в процентном отношении к сумме выигранного иска – поставил пять лет назад КС РФ. Суд посчитал, что деятельность государственных органов «не может быть предметом частноправового регулирования», а достижение конкретного результата не входит в предмет договора оказания услуг. Основная мысль решения КС РФ заключалась в том, что плата по договору производится за исполнение обязанностей юриста, а не за судебное решение того или иного содержания (Постановление КС РФ от 23 января 2007 г. № 1-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 779 и пункта 1 статьи 781 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами общества с ограниченной ответственностью «Агентство корпоративной безопасности» и гражданина В.В. Макеева»).

Председательствующий на том заседании судья Николай Бондарь в своем мнении к Постановлению обратил внимание на то, что окончательной определенности Судом достигнуто не было: с одной стороны, на условное вознаграждение был поставлен запрет, но с другой – КС РФ предусмотрел право законодателя «с учетом конкретных условий развития правовой системы» предусмотреть иное правовое регулирование в рамках законодательства о квалифицированной юридической помощи.

Что интересно, сразу после вынесения этого резонансного решения сенатор Юрий Шарандин попытался воспользоваться указанной лазейкой и внес в Госдуму законопроект о возврате «гонорара успеха», но только для адвокатов 1 . Правда, и в этом документе было предусмотрено определенное регулирование извне – предполагалось, что размер вознаграждения в процентном отношении к удовлетворенному размеру требований будет устанавливать Федеральная палата адвокатов.

Автор инициативы ссылался на широкое использование «гонорара успеха» за рубежом (страны ЕС, США, Канада, Великобритания) и предостерегал об опасности распространения «неофициальных» вознаграждений за услуги адвоката вследствие решения КС РФ. Но законопроекту не было суждено пройти даже первое чтение.

[1]

Читайте также: Неуловимый Джо, или Можно ли взыскать убытки, причиненные некомпетентностью юриста

Правда, и без него позиция высших судов успешно игнорировалась юристами и их клиентами – «гонорар успеха» по-прежнему оставался довольно популярным явлением.

Впрочем, и сам ВАС РФ довольно быстро (в том же 2007 году) смягчил свою позицию относительно условного гонорара. Так, рассматривая вопрос возмещения судебных расходов на представителя, Суд подчеркнул, что «гонорар успеха» взыскивается с проигравшей стороны, но только в разумных пределах (п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Нижестоящие суды разделились на два лагеря: одни отказывались признавать условное вознаграждение (постановление ФАС Дальневосточного округа от 19 февраля 2013 г. № Ф03-136/2013 по делу № А51-3114/1999, постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 3 июля 2013 г. № Ф04-5985/12 по делу №А45-10408/2012, постановление ФАС Московского округа от 3 июля 2013 г. по делу № А40-14153/11-14-116), другие присуждали взыскать «гонорар успеха» с проигравшей стороны при условии его разумности и обоснованности (постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 4 февраля 2014 г. № Ф04-4/11 по делу № А70-3375/2010, постановление ФАС Северо-Западного округа от 17 мая 2010 г. № Ф07-3030/2010 по делу № А56-37142/2009).

К слову, вопрос обоснованности расходов может решаться очень оригинально – например, ФАС Волго-Вятского округа посчитал, что проигравшая сторона должна возместить даже расходы юриста на такси к месту заседания (постановление ФАС Волго-Вятского округа № Ф01-1175/14 от 8 мая 2014 г. по делу № А29-8443/2011).

Почти год назад «тройка» судей ВАС РФ вынесла нашумевшее определение по делу ООО «Билла», отказавшись передавать спор на рассмотрение Президиума ВАС РФ. Тем самым судьи фактически подтвердили законность взыскания условного гонорара – его размер был определен как 10% от суммы взысканных с ответчика убытков и 6,5% от суммы присужденного по делу (Определение ВАС РФ от 24 июня 2013 г. № ВАС-12252/11).

[2]

И вот теперь, судя по всему, практика признания «гонорара успеха» незаконным переломлена окончательно. Недавно ВАС РФ опубликовал постановление по спору между ОАО «Аэропорт «Внуково» и ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово», которое давно ждали практикующие юристы.

КРАТКО

Реквизиты решения: Постановление Президиума ВАС РФ от 4 февраля 2014 г. № 16291/10.

Читайте так же:  Агент ру проверить бронь авиабилета

Требования заявителя (ФНС России): Взыскать с проигравшей стороны расходы на представителя, в том числе 100 тыс. евро дополнительной премии, обещанной за положительное разрешение дела.

Суд решил: Удовлетворить требования заявителя

Возможность пересмотра дел со схожими фактическими обстоятельствами: Да.

Фабула дела

ОАО «Аэропорт «Внуково» после внушительного количества инстанций и заседаний выиграло у ЗАО «Коммерческое агентство аэропорта «Домодедово» дело о взыскании долга по договору наземного обслуживания. Впоследствии аэропорт пожелал возместить свои расходы на юридические услуги и обратился с отдельным заявлением в суд.

Чтобы доказать разумность своих расходов на представителя, заявитель прибег к очень распространенному в последние годы маневру: представил почасовые ставки партнеров юридических фирм из рейтинга Legal 500, сопоставимые с теми, которые были указаны в договоре аэропорта с юристами.

Всего истец желал получить чуть более 9 млн руб., однако суды согласились только с 4 млн руб.

Видео (кликните для воспроизведения).

Аргументы судов

Арбитражный суд г. Москвы оказался самым щедрым и присудил аэропорту Внуково 8 млн руб. (определение Арбитражного суда г. Москвы от 14 декабря 2012 г. по делу № А40-91883/2008). В возмещении оставшегося 1 млн руб. суд отказал, потому что усомнился в реальности количества часов, затраченных юристами на работу. Это решение было поддержано и апелляцией (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 27 февраля 2013 г. по делу № А40-91883/2008).

При рассмотрении этого спора ФАС Московской области и был впервые поднят вопрос о правомерности «гонорара успеха» – юристы агентства посчитали, что 100 тыс. евро, которые аэропорт пообещал выплатить своим представителям, можно расценить именно в таком качестве (в договоре они были обозначены как «дополнительная премия»).

Суд сослался на известную позицию КС РФ и уменьшил размер судебных расходов на представительство до 4 млн руб. (постановление ФАС Московского округа от 19 июня 2013 г. № Ф05-8262/09 по делу № А40-91883/2008). В общем-то, и аргументация была заимствована у КС РФ: судебное решение не может выступать предметом какого-либо гражданско-правового договора.

Суд решил

В начале февраля на arbitr.ru появилась резолютивная часть решения: ВАС РФ постановил отменить все судебные акты и направить дело о возмещении судебных расходов на новое рассмотрение в Арбитражный суд г. Москвы. Юридическое сообщество было заинтриговано мотивировкой этого решения, многие просмотрели запись заседания – и вот теперь можно ознакомиться уже с полным текстом судебного акта.

Посмотрим, какие аргументы использовал Суд.

Свобода договора. ВАС РФ начал с того, что напомнил о возможности сторон самостоятельно согласовать все условия договора, если только они не определены императивно. Это относится и к условию о выплате вознаграждения по договору возмездного оказания услуг.
Так, подчеркнул Суд, стороны вправе согласовать любую удобную форму выплаты вознаграждения – в зависимости от фактически совершенных исполнителем действий или же от результата этих действий (если только это не противоречит основополагающим принципам российского права).

Расходы на представителя должны быть разумными. Именно это требование Суд посчитал обязательным для включения сумм гонорара юриста в судебные расходы. ВАС РФ напомнил о том, что:

  • разумность расходов оценивает суд;
  • отдельные критерии оценки уже были установлены ВАС РФ: нормы расходов на командировки, стоимость экономных транспортных услуг, средняя по региону стоимость адвокатских услуг и т.д. (п. 20 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 августа 2004 г. № 82 «О некоторых вопросах применения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации»);
  • заявитель вправе доказывать размер и факт осуществления расходов на представителя, а его процессуальный противник – их чрезмерность.

После этого Суд пошел на небольшую хитрость. Если КС РФ увязал незаконность вознаграждения только с одним фактом (зависимость размера гонорара от будущего решения суда), то ВАС РФ ввел дополнительный критерий. Он разграничил две ситуации: 1) вынесено положительное судебное решение, но юрист не приложил к этому руки и 2) на формирование позиции суда немалое влияние оказали активные действия представителя.

Читайте также: Не корысти ради: ВАС РФ не признал адвокатов хозяйствующими субъектами

ВАС РФ подчеркнул, что по-прежнему считает «гонорар успеха» незаконным, но при условии, что его выплата обусловлена исключительно результатом рассмотрения дела – вне зависимости от труда исполнителя. Таким образом, Суд сместил акценты в предмете договора с действий государственного органа на усилия юриста. Кстати, словосочетание «гонорар успеха» в постановлении не упоминается ни разу.

Кроме того, ВАС РФ использовал и другой аргумент: оценивать стоит не только объем действий представителя, но и качество его услуг. Особенно интересен перечень «дополнительных опций» квалификации юриста, которые предлагает принимать во внимание Суд:

  • знание законодательства и судебной практики;
  • владение научными доктринами;
  • знание тенденций развития правового регулирования (причем как отечественного, так и зарубежного) спорных институтов.

По мнению многих экспертов, постановление Суда фактически означает возврат условного гонорара как вполне законного и допустимого способа установления оплаты по договору с юристом.

Документы по теме:

Новости по теме:

Материалы по теме:

Юрист-альтруист, или От чего «лечат» в юридических клиниках абсолютно бесплатно
В систему оказания бесплатной юридической помощи входят как государственные, так и некоммерческие организации.

1 С текстом законопроекта № 392336-4 «О внесении изменения в статью 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» и материалами к нему можно ознакомиться на официальном сайте Госдумы

ВС проверил гонорар успеха в банкротстве

Экономколлегия оценила гонорар успеха, который Агентство по страхованию вкладов платило коллегии адвокатов «Кворум» за юридическое обслуживание дела о несостоятельности Пробизнесбанка. Соглашение с юристами заключили в 2015 году, когда банк начал банкротство (дело № А40-154909/2015). Оно предусматривало 8,5 млн руб. абонентской платы за обслуживание процедур в месяц, а также 15% от всех поступлений в конкурсную массу. В итоге выплаты по постоянной части составили 237 млн руб., а по переменной – 312 млн руб.

312 млн руб. решил вернуть в конкурсную массу кредитор Пробизнесбанка – ООО «Автоцентр». Он указывал, что проценты являются фактически гонораром успеха за счёт конкурсной массы, что недопустимо в банкротстве. Но три инстанции заняли сторону Агентства по страхованию вкладов. Они не увидели ничего противозаконного в премиях для адвокатов, которые выплачиваются в случае пополнения конкурсной массы. От решений судов они не зависят, поэтому гонораром успеха это назвать нельзя, решили три инстанции. Они приняли во внимание, что спорные траты вносились в смету текущих расходов банка и были одобрены комитетом кредиторов, чьё решение не оспаривалось. Три инстанции также учли «значительный объём работ и сложность задач по правовому сопровождению ликвидационных процедур».

Банкротная «лотерея»

«Автоцентр» с этим не согласился и подал жалобу в Верховный суд. Там он напомнил об «устойчивой практике», в том числе на уровне АС Московского округа, которая признаёт необоснованными процентные выплаты привлечённым консультантам в зависимости от поступлений в конкурсную массу. Такие суммы нельзя впоследствии взыскать с проигравшей стороны, а значит, они выбывают из конкурсной массы безвозвратно, писал «Автоцентр».

Читайте так же:  Путевки пенсионерам мвд

По мнению кредитора, нет разницы, как понимать спорные выплаты: гонорар успеха, премия, дополнительное вознаграждение. Важно то, что они зависят не от качества или объёма услуг, а от случайного фактора – платёжеспособности контрагента банка. В подтверждение своей позиции «Автоцентр» указывал, что большая часть выплат требовала разовых и простых действий. Например, «Фабрика птицы» погасила кредит добровольно, работа по взысканию долга не проводилась, но коллегия всё равно получила свой процент – 6,5 млн руб.

«Выплаты зависят не от качества или объёма услуг, а от случайного фактора – платёжеспособности контрагента. Это лотерея или налог на кредиторов».

Эти доводы заинтересовали экономколлегию, и она выслушала стороны 7 октября.

«Премия в 15% – это фактически лотерея, разыгрывается часть конкурсной массы, ведь никто заранее не знает, будут ли выплаты и в каком размере. Или это можно назвать налогом на кредиторов», – заявил представитель «Автоцентра» Игорь Мельников из юрфирмы «Монастырский, Степанов, Зюба и партнёры». Он убеждал, что это противоречит самой сути банкротства. По его подсчётам, в отношении 2000 должников дополнительные выплаты, по сути, не имели под собой оснований. У банка большая часть долгов однотипная (простые кредиты и залоги), поэтому нужно было лишь получить исполлисты и предъявить их ко взысканию, выступал Мельников.

Хорошо ли живётся банкротным юристам

Интересы АСВ представляла юрист Валерия Никонова. Она начала выступление с формальной критики, что оппоненты выбрали не тот способ защиты прав.

– Они оспаривают слишком высокие расходы, – вернула её к сути председательствующая судья Ирина Букина. – Как хорошо живётся юристам в банкротных делах, вы их ещё и премируете.

На это Никонова сказала, что условие допустимое, а оплата за услуги была смешанная, то есть включала в себя абонентскую плату и процент от взысканных средств. Так получается экономичнее. По её словам, если взять за основу среднюю почасовую ставку в 4000 руб. и перемножить на 202 000 часов работы, получится гораздо больше – 810 млн руб.

– Какова цель установления премий? – спросила судья коллегии.

– Где-то работы может быть больше, где-то меньше, – ответила представитель АСВ. – Проводился конкурс, а единственный, кто согласился на эти деньги, был «Кворум».

В подтверждение сложности задачи Никонова добавила, что в работе около 13 000 исков, по 26–28 в день, при этом требовались все виды работ: сопровождение претензий, досудебная работа, судебная и так далее. «Добровольно кредит никто не платит, даже без суда надо потрудиться», – подчеркнула юрист.

– Сколько у АСВ штатных юристов на этот банк? – спросила Букина.

– Штатный один курирует, больше представителей нет, – ответила Никонова.

– По «Фабрике птицы» долг погашен добровольно, но юристы получили 6,5 млн. Это соразмерно? – уточнила одна из судей коллегии.

Ответила представитель «Кворума» Анастасия Жидченко. По её словам, в корне неверно говорить, что проценты уплачиваются просто так. Она обратила внимание, что по структуре активов Пробизнесбанк занимает 51-е место, он имеет разветвлённую сеть отделений. Экономический смысл, по её словам, в минимизации расходов конкурсного управляющего, ведь и почасовая, и фиксированная оплата вышла бы дороже. Работа по кредитному портфелю, пополнение конкурсной массы – это всё непростые задачи, говорила Жидченко.

«Смешанная форма оплаты минимизирует расходы управляющего. Фиксированная или почасовая вышла бы дороже».

– Перелагать на другую сторону эти расходы можно? – осведомилась Букина.

– Надо оценить объёмы и рынок, – начала Жидченко.

– Здесь не сторона даже, здесь кредиторы, вот о чём речь, – обратила внимание председательствующая судья. – Конкурсный управляющий должен думать, на каких условиях заключает договор.

Коллег поддержала представитель АСВ. «Смешанная форма оплаты в виде фиксированной и переменной части нам подходит, – заявила она. – Когда мы входим в банк, мы «слепые котята» и не можем оценить объём работы. Все цифры показывают, что у нас выходит абсолютно рыночная цена за услуги».

Последним выступил представитель нескольких сотен миноритарных кредиторов Пробизнесбанка Нерсес Григорян. «Кого Вы поддерживаете? – улыбнулась Букина. – Вы вечно в СМИ на всех нападаете». Он оставил решение вопроса «на усмотрение суда» и подчеркнул, что во всём должна быть законность и разумность. По его словам, есть задача взыскать и 15 000 руб., так что это надо сделать, несмотря на сумму.

«Есть задача взыскать и 15 000 руб., так что это надо сделать, несмотря на сумму».

– Просим учитывать баланс интересов, – сказал Григорян. – Поддержим [АСВ и юрфирму], чтобы вы не говорили, что мы всегда критикуем и против.

А коллегия после раздумий огласила решение: акты нижестоящих инстанций отменить, дело направить на пересмотр.

Кроме того, 7 октября Верховный суд рассмотрел другую жалобу «Автоцентра», недовольного расходами на юруслуги АСВ – «Верховный суд изучил расходы АСВ на поддержание репутации».

ВС усмотрел в премии юристам «гонорар успеха»

21 октября «АГ» опубликовала новость об Определении Верховного Суда РФ от 30 сентября по делу № 78-КГ19-32. Высшая судебная инстанция разбиралась, можно ли в договоре об оказании юридических услуг предусмотреть дополнительную премию юристам в виде процента от взысканных в гражданском споре средств в пользу их клиента.

Данным Определением ВС РФ признал недопустимым положение договора об оказании юридических услуг, предусматривающее премию в размере 10% от взысканной суммы («гонорар успеха»). Данная позиция существенно расходится с практикой арбитражных судов, которые часто допускают «гонорар успеха» при условии «разумности» его размера.

Напомню, что в рассмотренном ВС РФ деле юридическая фирма предъявила иск к клиенту, требуя оплатить услуги по двум договорам, связанным с судебным представительством: 14 млн руб. по одному договору и 15 млн руб. – по другому. Речь в обоих делах шла о взыскании миллионов долларов, так что сумма гонорара не кажется сверхъестественной. Иск к клиенту был подан в суд общей юрисдикции.

Что касается первого договора, то суды в ходе рассмотрения иска выявили странную неувязку. В договоре речь шла о представительстве в государственном суде, а в реальности услуги по представительству были оказаны в третейском суде. В результате суды всех инстанций без колебаний отклонили иск. Мысль о том, что юристам стоит заплатить хоть что-то за проделанную работу, по-видимому, никому в голову не пришла.

До Верховного Суда РФ дошел спор по второму договору, в котором было предусмотрено представительство в государственном суде (и юристы действительно представляли клиента именно там). Договор содержал условие, согласно которому исполнителю полагается премия в размере 10% от суммы, взысканной в пользу заказчика. Иначе говоря, стоял вопрос о типичном «гонораре успеха».

Читайте так же:  Аявление об обьявлении розыска автомобиля фссп

Несмотря на то что исковые требования были удовлетворены, клиент платить премию юристам не пожелал, потребовав признать данное положение договора недействительным. Однако петербургские суды двух инстанций не нашли в спорном условии договора ничего предосудительного и разрешили спор в пользу юристов, сославшись на свободу договора.

Суд первой инстанции отметил, в частности, что «размер вознаграждения исполнителя и обязанность заказчика по оплате услуг в части выплаты премиального вознаграждения определены сторонами при заключении договора путем свободного волеизъявления и не поставлены в зависимость от судебного акта либо решения государственного органа, который будет принят в будущем». Апелляция также сочла, что «выплата дополнительного вознаграждения непосредственно связана с действиями… по оказанию услуг, а не поставлена исключительно в зависимость от положительного решения суда». Суды взыскали долг с клиента в полном объеме.

Однако ВС РФ не согласился с позицией нижестоящих судов.

В обоснование своего решения Коллегия ВС РФ привела три аргумента. Во-первых, суды неправильно оценили доказательства. Что конкретно имела в виду Коллегия, не совсем ясно – вроде бы никакого спора о фактах, а значит, и об оценке доказательств в деле не было, неоднозначна лишь оценка правовой квалификации условий договора.

Во-вторых (и это, на мой взгляд, главное): Коллегия со ссылкой на позицию Конституционного Суда РФ (Постановление от 23 января 2007 г. № 1-П) указала, что «гонорар успеха» в российском праве не допускается. В Постановлении КС РФ, в частности, отмечено, что включение в договор о возмездном оказании правовых услуг условия о «гонораре успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», поскольку «означает введение иного, не предусмотренного законом, предмета договора».

В-третьих, по мнению Коллегии, нижестоящие суды неправильно истолковали договор, сочтя, что премия определяется как процент «от цены иска», в то время как в договоре указано, что это процент «от взысканной суммы».

В итоге ВС РФ отменил акты нижестоящих судов в части удовлетворения требований по договору и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Вопрос «гонорара успеха» по договору оказания юридических услуг – традиционно «больной» для российского права. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ выпустил Информационное письмо (от 29 сентября 1999 г. № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»), в котором указал, что условия о «гонораре успеха» не подлежат судебной защите. Одна из юридических фирм оспорила в КС РФ практику отрицания «гонорара успеха», однако Суд в названном Постановлении № 1-П полностью подтвердил упомянутую практику.

Впоследствии эта жесткая позиция в системе арбитражных судов была значительно смягчена. По сути, многие суды приходили к выводу, что «гонорар успеха» допустим, если его размер «разумен». Соответственно, во многих случаях он подлежит взысканию с клиента. Этот гонорар – при условии «разумности» его размера – выигравшая дело сторона может даже взыскать с проигравшей в качестве судебных расходов. Данный подход ВАС РФ сформулировал в п. 6 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с распределением между сторонами судебных расходов на оплату услуг адвокатов и иных лиц, выступающих в качестве представителей в арбитражных судах (Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 5 декабря 2007 г. № 121).

Практика арбитражных судов продолжала колебаться. Так, в 2015 г. Коллегия по экономическим спорам ВС РФ пришла к выводу, что «гонорар успеха» в принципе не подлежит взысканию с процессуального оппонента (дело № А60-11353/2013). Впрочем, о возможности взыскания этого гонорара с самого клиента ВС РФ в том деле ничего не сказал.

Буквально за несколько дней до принятия обсуждаемого судебного акта судья ВС РФ Елена Зарубина вынесла отказное определение, фактически утвердившее позицию нижестоящих арбитражных судов, в котором указывалось на допустимость исчисления суммы оплаты как процента «от взысканной суммы» (дело № А76-26478/2018). Кстати, речь шла тоже о 10%.

Однако все это происходило во «вселенной арбитражных судов». Что касается «вселенной судов общей юрисдикции», то, похоже, время там остановилось в 2007 г. – времени принятия постановления КС РФ № 1-П. Позиции ВАС РФ для судов общей юрисдикции – все равно что позиции марсианского верховного суда: «очень интересно, но какое это имеет к нам отношение?»

Гражданская коллегия ВС РФ в рассматриваемом деле не анализирует практику арбитражных судов. Как, впрочем, и практику судов общей юрисдикции. Не обсуждаются также и политико-правовые, догматические или какие-либо иные основания запрета «гонорара успеха». Видимо, названная Коллегия ВС РФ рассматривает формулировки постановления КС РФ как истину в последней инстанции, не нуждающуюся в дополнительном осмыслении, творческом толковании, а тем более – изменении: если указано, что «гонорар успеха» «расходится с основными началами гражданского законодательства», то вопрос решен и обсуждать больше нечего.

Абсурдность и контрпродуктивность абсолютного запрета «гонорара успеха» неоднократно обсуждалась в юридической прессе. Представляется очевидным, что аккуратное применение этого способа оплаты труда представителя весьма способствовало бы улучшению качества юридических услуг. Возможные отрицательные эффекты могут без особых проблем купироваться судебным контролем на предмет «разумности» размера вознаграждения.


К сожалению, все эти политико-правовые аргументы остаются вне сферы внимания ВС РФ. Как это зачастую и бывает, мотивировка, по сути, ограничивается цитированием норм закона и чужих правовых позиций (в данном случае КС РФ). Каких-либо самостоятельных соображений насчет того, почему «гонорар успеха» плох или хорош, Коллегия не формулирует.

Видео (кликните для воспроизведения).

В свое время в качестве главной из заявленных целей ликвидации ВАС РФ называлась необходимость унификации судебной практики. Рассмотренное Определение ВС РФ демонстрирует, что данная цель достигнута не была. Практика судов общей юрисдикции, включая Коллегию ВС РФ по гражданским делам, по-прежнему не коррелирует с практикой арбитражных судов, в том числе Коллегии по экономическим спорам. Спрашивается, стоило ли тогда огород городить?

Источники


  1. Малько, А.В. Теория государства и права / А.В. Малько. — М.: Юридический центр Пресс, 2007. — 768 c.

  2. Неосновательное обогащение. Судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2014. — 375 c.

  3. Будяну В. А., Мытарев С. А., Сумская Е. Г. Правоведение за 24 часа; Феникс — Москва, 2009. — 288 c.
  4. Трудовое право; Юнити-Дана — Москва, 2010. — 504 c.
  5. Петражицкий, Л.И. Теория права и государства в связи с теорией нравственности; СПб: Лань, 2013. — 608 c.
Сколько процентов составляет гонорар успеха
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here